Не для меня… А для меня? Главы 11-12

Среда, 09.12.2020, 12:23:30

Продолжение повести Людмилы Красновой

1-2 главы

3-4 главы

5-6 главы

7 глава

8 глава

9 глава

10 глава

Глава 11

…Моя работа тоже доставляла мне огромное удовольствие. Ещё в лихую военную годину и сразу по окончании Великой Отечественной войны в связи с огромным количеством раненых и покалеченных людей перед врачами остро встала проблема регенерации тканей и органов. Учёные всего мира и в первую очередь нашей страны задумались над вопросом создания своеобразных запчастей для человеческого организма. Перспектива выращивания в пробирке новых кровеносных сосудов, мышц, связок и желёз, которые в случае необходимости можно было бы использовать взамен повреждённых, стремительно принимала очертания вполне реальной задачи. Однако для успешного воплощения в жизнь подобных дерзких планов мало было оставаться просто хорошим практикующим врачом - появилась необходимость глубоких научных исследований в области эмбриологии. С этой целью на стыке нескольких институтов была сформирована группа исследователей, в состав которой включили и меня.

…А на днях директор института Станислав Иванович вызвал меня в кабинет и сказал: «Елизавета Павловна, из Франции пришло приглашение на международную конференцию эмбриологов. В приглашении указана Ваша фамилия. Кроме того, кандидатуры ещё двух участников предоставлено определить мне. Вот я и решил с Вами посоветоваться. Кого Вы могли бы предложить для участия в таком важном мероприятии?» Я, не задумываясь, ответила: «Конечно же, Михаила Никитовича Никольского!.. Ну, а третьего кандидата я предлагаю назвать Вам».

…Вечером я была дома у Никольских и всё им рассказала. Михаил Никитович поблагодарил меня, но вынужден был отказаться. Здоровье старого доктора уже давно, как говорил он с грустной улыбкой, пошаливало, причём в последнее время эти «шалости» становились всё серьёзнее. Волнения, связанные с перелётом и самим мероприятием, стали бы слишком тяжёлым испытанием для нашего дорогого Михаила Никитовича… Я, конечно, была очень расстроена его отказом, но всё поняла и приняла это решение моего второго отца. Поняли мы с Михаилом Никитовичем и другое… Приглашение на эту конференцию пробивали для нас брат Николай и его жена. Они давно работали в международной организации, занимавшейся проблемами эмбриологии, а тема, которую разрабатывала я с коллегами, была очень интересна и перспективна именно с точки зрения эмбриологов.

…Все прошедшие годы к нам с оказией, пусть очень и очень редко, но всё-таки долетали письма и фото от родителей. Мы с Михаилом Никитовичем видели, как изменились за это время мои любимые папенька и маменька; мы знали всё или почти всё, что с ними происходило и происходит - но всегда мечтали о настоящей встрече…

И вот мечта сбылась - мы летим во Францию.

Со мной в командировку были отправлены ещё две женщины, обе - высококвалифицированные врачи и учёные. Сопровождал нас импозантный мужчина - Игорь Анатольевич; как мы догадались, «человек оттуда». Был он очень коммуникабельным и особых неудобств нам не доставлял, как, впрочем, и мы ему. Полёт наш проходил в интересной беседе - и время в пути пролетело незаметно…

Париж встретил душной и жаркой погодой. Я снова и снова вспоминала Михаила Никитовича и думала: как же хорошо, что он остался дома… Не так давно, оформив пенсию, Михаил Никитович с Варварой Николаевной окончательно переехали на дачу и теперь наслаждались там чистым воздухом, лесом и садом.

…В аэропорту нас встречала солидная делегация, состоящая, как вскоре выяснилось, из удивительно простых и благожелательных людей, так что все мы очень быстро перезнакомились, успев наскоро поделиться первыми впечатлениями от дороги и новой для нас, приехавших, страны. Всех новоприбывших отвезли в гостиницу, чтобы дать возможность хоть немного отдохнуть после перелёта. Нам теперь требовалось некоторое время, чтобы перевести дух, а мне - ещё и время, чтобы в буквальном смысле прийти в себя от пускай и долгожданной, но всё равно потрясшей меня встречи, которая потребовала немало сил, чтобы не выдать своего сильного волнения перед остальными - милыми, но посторонними людьми…

…Дело было в том, что среди встречающих я сразу же узнала Николая, моего любимого брата, которого не видела вот уже около сорока лет... Конечно, он изменился, но не для меня. Нам так много хотелось сказать друг другу - но, учитывая специфику всей ситуации, мы по молчаливому согласию решили оставить все разговоры на потом.

…Гостиница была уютна и всем очень понравилась. Отдохнув, мы наскоро привели себя в порядок, а вечером представители принимающей стороны повезли нас в пресс-центр и вручили расписание всех предстоящих мероприятий. Моё выступление было назначено на третий день конференции. Надо заметить, что график был довольно плотным и, помимо прочего, включал в себя посещение местных медицинских центров и ознакомление со спецификой их работы.

…А в этот первый вечер во Франции новые друзья повезли нас ужинать в ресторан средиземноморской кухни. Конечно, всё было изысканно приготовлено. Отчаянно вкусны были и жареные кольцами кальмары, и большие креветки, к которым подавался оригинальный соус. Свежие устрицы в огромных раковинах с лимоном были удивительно нежны, впрочем, так же, как и копченые угри, и запечённая морская рыба - настоящее пиршество вкуса! Французские вина и некоторые деликатесы мы пробовали впервые и они нам очень понравились… Игорь Анатольевич, шутя, говорил, что нужно загадывать желания, ведь всё это мы пробуем в первый раз.

Расставаясь, мы долго благодарили наших друзей за приятный вечер и за их доброжелательное отношение к нам. Простились мы у дверей гостиницы - до завтра.

Утром за нами прислали машину, и мы поехали на конференцию. Подобное мероприятие было для нас особенно интересным, так как в этом 1959 году советские учёные впервые приняли участие во встречах такого уровня.

Надо сказать, что каждые два года эмбриологи всего мира собираются на конференции, ко­торые созывает редакционная коллегия международ­ного «Журнала эмбриологии и экспериментальной морфологии». В соответствии с правилами подобных мероприятий, доклады, число которых традиционно бывает небольшим, зачитываются на пленарных заседаниях. В ходе слушания и обсуждения таких докладов международное научное сообщество подводит промежуточные итоги проводящихся во всём мире исследований и оценивает результаты, которые были достигнуты на этом направлении за последние несколько лет.

…Как и обещали организаторы, первые два дня работы конференции были очень насыщенными; и вот наступил третий день - время моего выступления. В своём докладе я коснулась относительно малоизученной на то время проблемы регуляции синтеза белков в процессе развития высших организмов. Забегая вперёд, могу с гордостью отметить, что наши исследования в дальнейшем способствовали формированию новой области биологической науки, которая через несколько лет получила название биологии индивидуального развития.

Глава 12

…Мой доклад завершился в полной тишине… А потом раздался гром аплодисментов! Со всех сторон доносились поздравления, подошедший Игорь Анатольевич жал мне руку, окружающие коллеги говорили какие-то приятные слова, а я… я всё искала родные лица, искала в зале своих маменьку и папеньку, как я привыкла называть их на старинный манер…

«Какая же Вы молодец, Елизавета Павловна! Я, кстати, хочу кое-что сказать Вам по секрету… - лукаво, словно в детстве, прошептал Коленька, подходя одним из последних, чтобы не привлекать к себе лишнего внимания. - Твой доклад был самым интересным изо всех, что мне когда-либо доводилось послушать! Даже если оценивать его исключительно с научной точки зрения, можно смело сказать, что он был, не просто информативен - он был красив! Да и ты сегодня - самая красивая, почти как наша ёлка - помнишь, та, Рождественская?.. Словом, я горжусь тобой, сестрёнка. Посмотри, в третьем ряду сидят мама с папой - они слушали тебя очень внимательно…» - радостно тараторил Николенька. «Где, где они?» - лихорадочно спрашивала я брата. «Вон там, с краю…» - Николаша чуть заметно кивнул головой, я повернулась в направлении его взгляда - и вот, сквозь пелену слёз, наконец-то разглядела единственные и неповторимые, самые родные и любимые на свете лица… Ах, сколько воспоминаний сразу сладкими и горькими своими волнами нахлынули, не давая дышать, накрыли с головой, ударили в сердце… Но я держусь, мы все должны держаться, ведь остаются буквально мгновения до нашей настоящей - такой долгожданной - встречи…

И всё-таки поначалу мы изо всех сил старались скрывать свои эмоции от окружающих… и нам это, кажется, даже удавалось. Мой зарубежный коллега и давний знакомый по деловой и научной переписке (как он поспешил отрекомендоваться всем участникам нашей делегации), доктор Николя Львов в знак особого уважения к визиту советских ученых выразил желание познакомить нас всех с его родителями, тоже врачами. Мсье Львов среди прочего с гордостью рассказал нам, что его отец и мать достойно пережили последнюю страшную войну, во время которой были участниками антифашистского Сопротивления. «Даже в самые тяжёлые годы они неизменно верили в победу России… просто потому, что мои папА и мамА всегда любили, любят и будут любить свою первую, а на самом деле - навеки единственную Родину!» - воскликнул Николай и посмотрел на меня такими же, как в детстве, лучистыми глазами, в которых сверкнули слёзы… Повисла пауза - а затем вся наша делегация, не сговариваясь, дружно зааплодировала такому порыву.

Далее мсье Львов сообщил, что и он, и его жена Мари тоже были участниками Сопротивления. В горькие дни войны они на личные средства закупали продовольствие и медикаменты, а затем передавали их княгине Тамаре Алексеевне Волконской, которая спасала советских солдат, бежавших из фашистского плена. Игорь Анатольевич внимательно выслушал всё это, а затем крепко пожал руку моему брату…

Промелькнуло ещё мгновение - и вот к нам наконец-то подошли уже постаревшие, но всё такие же прекрасные папенька и маменька. Я смотрела на них - и не могла насмотреться. Николенька всё что-то говорил, тревожно поглядывая на меня, - а Игорь Анатольевич, приблизившись к родителям, внезапно низко поклонился им и, поцеловав маменьке руку, громко и чётко сказал: «Спасибо, дорогие Павел Георгиевич и Евдокия Яковлевна; спасибо, Николя и Мари, за то, что вместе с нами приближали нашу общую Победу!».

Я, наконец, выдохнула - и крепко обнялась со своими любимыми… Как же я была горда и счастлива за них - и за всех нас, доживших до этого дня!..

«Николя, у меня к Вам будет одна большая просьба: отвезите, пожалуйста, моих милых дам в гостиницу! - свободно, уже чуть ли не по-дружески обратился Игорь Анатольевич к моему брату. - У меня тут остались ещё кое-какие дела…», - добавил он. «С удовольствием», - ответил Коля, и мы с братом переглянулись удивлённо и радостно…

И вот мы уже едем по вечернему Парижу в Николашиной машине… Наши из делегации наперебой спрашивают, когда можно будет купить сувениры для своих родных? Сначала я, ещё не вполне успокоившись после всего пережитого, только пожимаю плечами в ответ - а потом смотрю на Мари и прошу её зайти с нами в какие-нибудь магазинчики из тех, что во множестве встречаются по дороге; причём, если можно, сделать это прямо сейчас. «Конечно можно, даже нужно! - с готовностью отвечает она. - У вас, и в самом деле, почти не остаётся времени... Уже завтра вечером - вы улетаете».

Мы выходим из автомобиля. «А что это Вы хромаете, Елизавета Павловна?» - спрашивает Коля с тревогой. «Стёрла ногу, вот и хромаю», - отвечаю я и стараюсь хромать вполне убедительно. «Стёрли ногу? - переспрашивает мсье Львов. - Ну, это не проблема! Сделаем так: пока Мари с Вашими коллегами будут выбирать сувениры, мы зайдём в ближайшую аптеку, и Вам окажут всю необходимую помощь!» Так мы и поступили… то есть, наверняка поступили бы, если бы я действительно стёрла ногу. На самом деле, оставив нашу делегацию закупать сувениры, мы с братом пошли не в аптеку, а сразу домой к Николушке, где нас уже с нетерпением ожидали маменька и папенька…

Тут мы наконец-то по-настоящему обнялись, по-родственному крепко расцеловались - и дружно расплакались... «Мы гордимся тобой, дочка!», - сказал папенька, а маменька ничего не смогла вымолвить - и только громко рыдала у меня на груди. «Мне… - всхлипывая, говорила она. - Мне уже не верилось, что мы доживём до встречи с тобой, Лизонька…» «Любимые мои… а помните, когда мы с вами расставались, я сказала: мы ещё обязательно увидимся? Ведь я вам обещала - и вот, сдержала своё слово… Этому научили меня вы! А теперь возьмите, пожалуйста, - здесь маленький подарок для вас…» - и я вручила им фотографии нашего дома с мезонином.

«Не может быть…» - только и смог прошептать отец. - Мы словно вернулись… да нет, мы действительно вернулись в наш Дом Счастья… ты вернула нас на Родину, дочка».

…Но время неумолимо - тридцать минут пролетели, как один миг. Нужно было уходить…

Мы с Николашей простились с родителями до вечера и поскорее побежали в магазин, где быстро нашли наших дам. Они с головой погрузились в нелёгкий выбор подарков и вряд ли заметили наше недолгое отсутствие…

С удовольствием присоединились к ним и мы. Я выбрала лёгкие изящные шарфы с видами Парижа для Аннушки и Катеньки, а потом не выдержала - и приобрела ещё один шарф для себя: уж очень он был хорош!.. Серёже купила кашне и перчатки; нашла симпатичные подарки семейству Никольских… Выбрали мы подарки и для Игоря Анатольевича, «а то из-за большой занятости у него вряд ли будет время приобрести сувениры для своих родных», - почему-то подумалось мне с неожиданной теплотой…

…Довольные и счастливые, мы приехали в гостиницу. «Давайте отнесём наши покупки в номера и позвоним Игорю Анатольевичу. Мне нужно сказать ему, что я вас привёз и что всё нормально», - обратился к нам Коля. Так мы и сделали. «Я сам только что вошёл... Прошу всех ко мне!», - радостно отозвался по телефону Игорь Николаевич…

«Проходите, гости дорогие», - галантно встретил нас хозяин на пороге своего номера и сразу провёл в большую гостиную. Мы огляделись по сторонам и дружно ахнули: «Вот это да!»

- Шампанское, фрукты, конфеты - всё для вас! - ворковал Игорь Анатольевич. - Должны же мы отметить сегодняшний триумф!

Он разлил шампанское, посмотрел на нас и произнёс уже совершенно серьёзно:

- Сегодня я был счастлив и горд за Ваше выступление, дорогая Елизавета Павловна, и за Ваших коллег, которые Вам во всём помогали; а главное, я был счастлив и горд за нашу страну, которая подарила нам таких людей, как вы! Я пью за всех вас!

Едва мы успели ответить на его первый тост, как Игорь Анатольевич снова встал и продолжил, обращаясь на сей раз к моему брату и его супруге:

- Дорогие Николя и Мари, если бы не ваша помощь, не ваше дружеское участие - нам было бы очень тяжело ориентироваться в информационном пространстве конференции... Спасибо вам за всё! Мы всегда будем помнить вашу искреннюю доброту и поддержку... И если вы когда-нибудь окажитесь в Москве, мы торжественно обещаем также беззаветно помогать вам! За дружбу! - и мы опять зазвенели бокалами.

- Ну, а теперь, милые дамы, быстро по своим номерам! - скомандовал Игорь Анатольевич с притворной суровостью. - Вам нужно хотя бы немного отдохнуть, потому что сегодня нам предстоит ещё одно важное мероприятие: приём в посольстве…

Продолжение

Рубрика:
История

Быстрая навигация: На главную

Похожее

Майя Ястребова: «Мы, дети войны, помним звериный оскал фашизма»

Среда, 03.02.2021, 09:46:07,

«Студенчество и молодость»: клуб мемуаристики научит описывать юные годы

Вторник, 02.02.2021, 09:36:19,

Региональное отделение «Союза пенсионеров России» начинает работу над четвертой книгой о «детях войны» Амурской области «Не гаснет памяти свеча»

Четверг, 28.01.2021, 10:04:28,

Время обыкновенных чудес. Живая

Четверг, 31.12.2020, 11:13:40,

Время обыкновенных чудес. Горка

Среда, 30.12.2020, 10:06:13,

Время обыкновенных чудес. Когда сугробы были большими

Вторник, 29.12.2020, 09:45:44,

Хрупкая история радости

Понедельник, 28.12.2020, 11:12:42,

Мемуаротерапия: для чего пожилым людям полезно записывать свои воспоминания

Пятница, 25.12.2020, 13:35:39,

Не для меня… А для меня? Глава 20

Четверг, 17.12.2020, 21:16:51,

Не для меня… А для меня? Глава 19

Среда, 16.12.2020, 20:38:33,

Не для меня… А для меня? Глава 18

Вторник, 15.12.2020, 15:23:32,

Не для меня… А для меня? Глава 17

Понедельник, 14.12.2020, 20:54:32,

Ещё Рубрика

Фотогалереи

Эксклюзивы

В столичном пансионате для ветеранов труда проживает бывшая переводчица Фиделя Кастро (06.03.2021) Участницы проекта «Московское долголетие» рассказали, как добились успеха в «мужской» профессии (06.03.2021) В столичных пансионатах для ветеранов труда работают творческие клубы (04.03.2021) Воспоминания о праздниках: тематическая встреча клуба любителей мемуаристики (04.03.2021) Более 650 москвичей старшего возраста стали участниками оздоровительной акции в честь дня рождения проекта «Московское долголетие» (04.03.2021) В московских психоневрологических интернатах для проживающих созданы творческие клубы (03.03.2021) Общегородской клуб любителей мемуаров «Линия жизни»: полезные знания и вдохновляющее общение с единомышленниками (01.03.2021) Цифровая грамотность: как в городских домах-интернатах проходит компьютерное обучение (01.03.2021) Вековой юбилей отметила ветеран Великой Отечественной войны в столичном пансионате для ветеранов труда (01.03.2021) Защитники Отечества из пансионатов для ветеранов труда вспоминают годы боевой молодости (25.02.2021) «Относись к людям так, как бы ты хотел, чтобы относились к тебе» (20.02.2021) Столичные центры социального обслуживания подготовили праздничную программу в честь Дня защитника Отечества (20.02.2021) Вспоминая о важном: «Мои социальные центры» подготовили онлайн-программу ко Дню защитника Отечества (19.02.2021) Всегда на связи: одинокие пенсионеры могут позвонить своему куратору в любое время (19.02.2021) Проект «Московское долголетие» укрепляет семьи (18.02.2021) Более 80 социальных работников приняли участие в ЗОЖ-марафоне (17.02.2021) Мобильный телефон для пожилого человека: выбираем правильную модель (17.02.2021) Новые видеоуроки проекта «Освой гаджет» для москвичей серебряного возраста (17.02.2021)

Ещё

Рубрики и метки


Поддержка и партнеры