Лекарства должны быть бесплатны для всех, кто в них нуждается

Четверг, 13.08.2015, 13:31:12

Так утверждает Павел Воробьев, один из ведущих геронтологов России. Предлагаем вашему вниманию эксклюзивное интервью для «Нового пенсионера» - об особенностях пожилых людей и о состоянии российской  системы здравоохранения

Так утверждает Павел Воробьев, один из ведущих геронтологов России. Предлагаем вашему вниманию эксклюзивное интервью для «Нового пенсионера» - об особенностях пожилых людей и о состоянии российской  системы здравоохранения >>>

П.А. Воробьев заведует кафедрой гематологии и гериатрии ИПО Первого МГМУ им. И.М. Сеченова. Председатель Московского городского научного общества терапевтов, Президент Межрегиональной общественной организации «Общество фармакоэкономических исследований» (26 филиалов в России, в Казахстане, Белоруссии, Молдове и Украине), заместитель председателя Формулярного комитета РАМН, Председатель Технического комитета по стандартизации 466 «Медицинские Технологии» Ростехрегулирования, член Президиума Исполкома Пироговского движения врачей России. Отличник здравоохранения РФ, лауреат премии им. Т.И. Ерошевского, имеет грамоты Минздрава России, Федерального фонда ОМС.

- Мы, в частности, подняли вопрос о болезни Паркинсона, - рассказал в беседе Павел Андреевич. -(Речь идет о слушаниях по здравоохранению в Госдуме РФ летом 2015 г. – ред.) – «Паркинсон» - болезнь довольно-таки частая – до 400 тыс. чел в России ей страдают.  Сейчас появляются новые подходы к лечению, особенно в отношении тяжелых больных, новые технологии. Но за них надо платить. Больным теперь можно помочь. Надо внедрять, но никто не хочет заниматься: ни Альцгеймером, ни тем же Паркинсоном, ни рассеянным склерозом. Сейчас хоть как-то стали  лечить этих больных…

«НП»: Не связано ли это с тем, что вообще сокращаются расходы на здравоохранение?

П. Воробьев:  Они не сокращаются, а безалаберно растрачиваются. Денег новых не надо. Прекратите строить центры, закупать дорогущее, никому не нужное оборудование втридорога. Мы же накупили его по ценам, каких в мире нет! И не надо покупать дорогущие лекарства по три цены. Давайте введем нормальное ценообразование, как во всем мире.

«НП»: Как же должно быть?

П. Воробьев: Должно быть так: государство жестко регулирует цены и само их оплачивает. Не больные оплачивают, а государство. И тогда мы сразу снизим затраты, сразу уйдет половина стационаров,  потому что люди будут получать адекватную лекарственную помощь. Мы  (медицинские эксперты – ред.) давно уже говорим, что нужно  так сделать. Тут вопрос не в деньгах, а в рациональном расходовании этих денег в первую очередь. Ведь в России самая эффективная с точки зрения затрат система здравоохранения.

«НП»: Как?..

П. Воробьев: Да, эффективная. Потому что мы при наших нищих деньгах все-таки оказываем приличную медицинскую помощь. Сравните:  в Соединенных Штатах тратят в разы больше, а результаты примерно те же самые. Мы не самые плохие в этом смысле. То, что мы бедные, – это не значит, что мы глупые.

«НП»: В народе полушутя говорят:  чтобы  добиться инвалидности, нужно быть очень здоровым человеком. И не справившиеся с медицинской бюрократической машиной люди  остаются без помощи.

П. Воробьев: У нас инвалидность – это не признание невозможности работать человеку, а система получения льгот от государства. Во всем мире инвалид – это человек, который не может работать. А у нас это человек, который получает деньги. Вы здоровых инвалидов знаете?

«НП»: Честно говоря, знаю одну относительно здоровую молодую женщину…

П. Воробьев: И я знаю, и не одну. Их много. На Западе они никогда в жизни инвалидность не получат. Потому что инвалидность – это невозможность работать, это – не болезнь.

Понимаете, все перевернуто с ног на голову. Если человек на диализе – у нас он инвалид. Он хочет работать, но он не может работать, потому что тогда он не сможет получать льготы по своей болезни. Он не сможет получать лекарства, потому что у нас лекарства – это льгота для инвалида.

Лекарства должны быть бесплатны для всех, кто в них нуждается.

Взять больных гемофилией. Когда началась программа дополнительного лекарственного обеспечения (ДЛО ), гемофиликам  дали огромное количество препаратов, но сказали, что ДЛО распространяется только на инвалидов 1 группы. А если вы не инвалид 1 группы – то нет вам лекарств. Вот что получается! 

Лекарства даются с самого детства  (гемофилия – фактор смертности), чтобы человек был здоров. В результате – он  в футбол гоняет. В этом-то и была цель лечения!

А вы ему шьете инвалидность. Инвалид – значит, он не может гонять в футбол, не может работать.

Что же получается? Гемофилия – это диагноз на всю жизнь. Он с ним родился, он с ним умрет. Вы можете его подтверждать-не подтверждать – он будет жить с ним всю жизнь. И у нас, в России, для того, чтобы получать факторы свертываемости, он должен иметь инвалидность 1 группы. Будучи трудоспособным!..

«НП»: С пожилыми похожая картина?

П. Воробьев: То же самое. Разве мало пожилых, которые нормально себя чувствуют и вполне трудоспособны? Почему они должны иметь инвалидность, почему они должны получать пенсию? Работайте.

«НП»: Но так же не выживешь. На работу старше 40-45-ти не устроишься.

П. Воробьев: Мы не говорим о том, как есть. Я говорю об идеале, как должно быть.

На самом деле все то, о чем я говорю – системные ошибки. Эти вещи ошибочны. И я пытаюсь это донести до всех. Прежде чем вы не решите проблемы системно – бесполезно решать по кусочкам. Надо садиться и писать Кодекс о здравоохранении. И прописывать всю систему национального здравоохранения: кто, что, как. Кто оказывает помощь, кто платит за эту помощь. Потому что систему медицинского страхования надо уничтожать.

Она уже показала свою бессмысленность. Кстати говоря, где деньги взять? Закройте страховые компании и фонды – сразу 20% денег в системе здравоохранения появятся.  

«НП»: Откуда – деньги?

П. Воробьев: Чего же тут непонятного?  Вы платите налоги, они поступают в фонд ОМС. Там налоговые деньги тратятся на содержание фонда ОМС. Дальше они поступают в страховую компанию. Там они тратятся на содержание страховой компании. Дальше – частично платятся за медицинскую помощь. Потом приходит страховая компания и 10% забирает обратно. На штрафы. Нужно прекратить это все. Гарантирую 20%-ю прибыль всей медицине. Поэтому изыскать средства даже в нашей системе здравоохранения – никаких проблем нет. 

«НП»: Вы обсуждаете эти проблемы со всей энергией и на разных уровнях…

П. Воробьев: Да, но я же не могу проломить лбом стену. Это невозможно. Мы – это не только я, это и другие эксперты, несколько человек это делают. Мы везде, где только возможно, говорим, рассказываем, пытаемся объяснить. Я не вижу никакого другого пути кроме как изменить всю систему здравоохранения. Точно так же как необходимо изменить систему помощи в применении наркотических средств для обезболивания  – надо менять всю систему. Не решать отдельно: сначала одну задачку, потом другую… так не получится! Только все сломать и сделать заново.

«НП»:  А как вы относитесь к приказу 216, о том, чтобы убрать из домов престарелых медицинскую составляющую?

П. Воробьев: Если речь идет о том, чтобы не класть людей с тяжелыми заболеваниями в дома престарелых, то в этом есть логика! Больные должны лечиться в больнице, а не в доме престарелых. Логика нормальная, но написано это так, что нормальный человек понять этого не может. Поскольку я нахожусь внутри темы, мне ясно, о чем речь, а все остальные, кому я объясняю, говорят: здесь же написано, что нельзя вообще никуда класть.

«НП»: Но человек пожилой просто по определению не может быть здоровым – как же без медиков в домах престарелых?

П. Воробьев: Если у человека имеется гноящаяся рана – он должен лежать в гнойном стационаре, а не в доме престарелых. В этом суть приказа. Но написано таким образом, что получается:  никакой больной не может попасть в дом престарелых…  Вот мне и говорят,  что из домов престарелых медицинскую помощь выгоняют. У них же нет лицензий и, как правило, нет врачей… 

Во всем мире существует целая градация различных учреждений для людей пожилого возраста и инвалидов. Есть и такие, где проживают люди, которые вообще не могут за собой ухаживать, абсолютно неподвижные.  Им необходимы и сестринский уход, и обязательно – медицинская  помощь.  

Сейчас ведется очень много разговоров о том,  чтобы переселять пожилых людей за город. Но там тоже должно быть хотя бы  минимальное сопровождение социальных служб, должны быть врачи и медсестры – как же может быть иначе? Это я не понимаю.

«НП»: Просто по определению: у человека с годами снашивается организм….

П. Воробьев: Тоже неправильное представление – не  снашивается.  Но действительно, люди пожилого возраста практически все болеют. А даже если есть здоровые, то им требуются определенные  профилактические  мероприятия. Когда создали Минздравсоцразвития,  мне казалось,  что это очень правильный был ход. Это именно то, что нужно для пожилых: медицинская и социальная помощь - вместе. Но ни  одного единого структурного подразделения,  которое бы занималось медико-социальной помощью, создано не было! Все так и оставалось разъединено.

«НП»: А сейчас, когда разделили Минздравсоцразвития на Министерство здравоохранения и Министерство труда и соцзащиты?

П. Воробьев: А сейчас тем более. Все окончательно разделили по разным министерствам.

«НП»: И даже персонал перестали готовить?

П. Воробьев: Нет, почему, мы готовим геронтологов. Но на сегодняшний день даже нет даже концепции геронтологической службы. В этом документе (Стратегии в интересах пожилых – ред.) я читаю: создать геронтологические центры, создать геронтологические отделения, создать федеральный геронтологический центр – но это не служба геронтологии.

Настоящая геронтологическая служба – это врачи-консультанты, врачи, которые консультируют других врачей.

Понимаете? Например, фармакологи – это не врачи, это другая специальность, они не должны давать консультации пациентам. Западные коллеги  говорят в один голос: есть врач общей практики (участковый), и если у него появляется сложный пожилой пациент – то геронтолог  ВРАЧА консультирует! Какие препараты подбирать, какие схемы нелекарственного лечения использовать.

Врач-геронтолог не должен вести пациента, потому что он не может быть специалистом во всех болезнях. Он может помогать любому врачу: урологу, гинекологу, пульмонологу, дерматологу. Особенности пациента пожилого возраста – они просто имеют место быть.

Е. Шахова / «Новый пенсионер»

Рубрика:
Права пенсионера

Метки:
Бесплатно Здоровье Права гражданина

Быстрая навигация: На главную

Похожее

Что сейчас происходит с пенсионными фондами и что это означает для клиентов

Вторник, 16.10.2018, 11:56:54,

«А олени лучше…» Пенсионный возраст оленеводов не повышают

Среда, 10.10.2018, 11:45:23,

На страже человека труда старшего возраста должен стоять альянс партий по защите прав пенсионеров

Среда, 26.09.2018, 10:37:26,

Он поменял бы свою жизнь на пенсию

Понедельник, 17.09.2018, 00:12:06,

За увольнение предпенсионеров будут подметать улицы? Есть ли плюсы?

Пятница, 14.09.2018, 11:05:50,

За увольнение предпенсионеров будут подметать улицы

Пятница, 14.09.2018, 10:59:55,

Евгений Гонтмахер о повышении пенсионного возраста: выход есть

Четверг, 13.09.2018, 11:11:57,

Акции против повышения пенсионного возраста. Ожидаемо

Вторник, 11.09.2018, 07:03:00,

Евгений Гонтмахер: Чтобы обеспечить пенсии, нужны другие темпы экономического роста

Понедельник, 10.09.2018, 09:58:27,

Законопроект о повышении пенсионного возраста. Найдите себя. Инфографика

Вторник, 04.09.2018, 12:49:47,

Опрос: более половины россиян готовы выйти на митинг против пенсионной реформы

Вторник, 04.09.2018, 08:10:54,

Татьяна Голикова. Пенсионная реформа 2019 в цифрах

Понедельник, 03.09.2018, 12:16:42,

Ещё Рубрика

Фотогалереи

Эксклюзивы

Пенсионный возраст в Италии: снизят или нет? (16.10.2018) Что сейчас происходит с пенсионными фондами и что это означает для клиентов (16.10.2018) Можно ли сменить профессию в 50 лет? Отвечает геронтолог (16.10.2018) День «белой трости». Откройте аудиобиблиотеки! (15.10.2018) Накопительную пенсию могут получить наследники (15.10.2018) Работа для пожилых. Можно ли сменить профессию в 50 лет? Отвечает геронтолог (15.10.2018) Отвечает доктор. Витамины осенью. Можно ли ограничиться фруктами? (12.10.2018) Пенсии врачей и учителей по-новому. Как увязаны стаж и возраст? Разъяснение (12.10.2018) «В небе Китая». Поисковый проект продолжается (12.10.2018) Зачем пожилым учиться, или: Мне это очень надо (11.10.2018) Пенсионный фонд Российской Федерации – крупнейшая организация страны (10.10.2018) Москва. Супружеские пары – юбиляры получили подарки от города (10.10.2018) Золотые свадьбы отметили в Москве (10.10.2018) В кухне только бабушки (09.10.2018) Пакет новых пенсионных законов: подписан президентом и опубликован (04.10.2018) День пожилого человека: а как за рубежом? (04.10.2018) Работа и бизнес 50+. Импакт Хаб помогает протиснуться в эту щель (03.10.2018) День пожилых придумали японцы (03.10.2018)

Ещё

Рубрики и метки


Поддержка и партнеры