Поэт Александр Тимофеевский верит, что смерти не существует

Четверг, 12.12.2013, 12:50:00

«Пусть бегут неуклюже пешеходы по лужам...» Корреспондент «МН» взяла интервью у автора этих строк. Поэту, драматургу и сценаристу Александру Тимофеевскому этой осенью исполнилось 80 лет

«Пусть бегут неуклюже пешеходы по лужам...» Корреспондент «МН» взяла интервью у автора этих строк. Поэту, драматургу и сценаристу Александру Тимофеевскому этой осенью исполнилось 80 лет >>


Он пережил войну, Сталина, «оттепель», перестройку и лихие девяностые. Больше сорока лет ему приходилось писать в стол из-за конфликтов с советской властью — первая книга стихов была издана только в 1998 году, когда общественный интерес к поэзии был давно на спаде.

МН: Что такое взросление в вашем понимании? Заканчивается ли оно когда-то или длится всю жизнь?

— Наверное, взросление никогда не заканчивается. Интересное совпадение — вы пришли как раз в тот момент, когда я пишу поэму о метаморфозах, которые происходят с человеком в течение жизни. Может, это одна из главных моих поэм. Конечно, в жизни есть разные периоды: есть возраст наиболее активный, наиболее пригодный для продуктивной деятельности, и возраст, когда делать что-то становится сложновато, потому что с автоматики переходишь на ручное управление.

Мне представляется, что смысл жизни в происходящих изменениях. Вот то, чего хотят от нас Господь и природа — не бояться перемен, которые ожидают нас здесь и там, на другом свете. Между нашими представлениями о мире и нами самими существует неразрывная взаимосвязь. С возрастом меняется взгляд на вещи: мы перестаем видеть то, что видели в юности, но начинаем замечать вещи, которых раньше не видели.

МН: У вас есть строфа «Знаешь, что такое старость?/ Старость — когда в сердце лед…». Мне кажется, осадок прожитых лет — это как раз тот лед, который заставляет человека черстветь и покрываться коркой пуленепробиваемого цинизма. Как с этим бороться?

— Да, вы правы. С этим очень трудно бороться. Может быть, единственное, что мне помогает, — это моя профессия. Работа была и остается самым главным, независимо от того, что мне уже девятый десяток.

У поэта очень мало прав. В России мы получаем меньше, чем дворники, здесь тяжело бороться за место под солнцем. Но у поэтов есть одно право — свобода чувствования. Лед на сердце можно и нужно растапливать. Мне повезло, в XXI веке, уже на склоне своей жизни, мне удалось попутешествовать по миру — я побывал во Франции, в Египте, Италии, Турции, Болгарии. Это дает возможность льду внутри оттаять. Поэт должен сохранять в себе детское восприятие мира, и только с ним можно работать.

МН: Для меня детское восприятие мира — это прежде всего духовная чистота, непосредственность. Как сохранить эти качества в себе?

— Тут нет и не может быть общих рецептов, Господь помогает. Мне очень повезло — меня всегда окружало много добрых людей. Сейчас я дружу с молодыми режиссерами, поэтами, кинематографистами. И это, безусловно, позволяет сохранить себя. Главные ценности, а они во многом близки ценностям нашей христианской религии, остаются навсегда с нами. Беда в том, что не всегда удается быть им верным.

МН: Вы говорите как верующий человек.

— Да, с годами я пришел к вере. После того как умерла моя первая жена Иришка, я вел беспутную жизнь, много пил. Однажды я проснулся на квартире у друга Макса Жеребчевского, он сделал художественные решения первого фильма «Бременские музыканты». Он стал меня бранить за мою беспутную жизнь, и в течение нашего разговора я понял, что он глубоко верующий христианин. Это меня удивило — в то время я думал, что в Бога верят одни старушки. Позже я прочел Евангелие, полюбил образ Христа, написал поэму «Молитва», которая, по сути, является молитвой атеиста. Вера, любовь к Богу помогает человеку обрести духовный стержень. Но любовь — вещь интимная, это не то, о чем нужно говорить публично. «Молитва должна быть безмолвной,/ Безмолвно молитесь в тиши./ Иначе он будет неполным —/ Момент возвышенья души».

МН: В начале нашей встречи вы упоминали о переменах, которые ждут на этом и на том свете. Согласны ли вы с мыслью, что рождение и смерть не стены, а двери?

— Мой дед работал вместе с физиологом Бехтеревым. В семье помнился ответ Бехтерева на вопрос, есть ли жизнь после смерти. Он ответил так: «Я не знаю, есть ли жизнь после смерти, но в том, что смерти нет, у меня нет никакого сомнения». Я придерживаюсь его точки зрения.

Подробности: http://www.mn.ru/culture/20131204/364048199.html

Фото: Интернет 

Рубрика:
Золотой запас России

Метки:
Люди

Быстрая навигация: На главную

Похожее

Ещё Рубрика

Фотогалереи

Эксклюзивы

Повышение пенсионного возраста. Горячая неделя (21.06.2018) Пенсионный возраст по-новому плюс стаж и баллы. Реформы и Арина Родионовна (20.06.2018) «Новый пенсионер» в эфире Радио России (19.06.2018) Пенсионный возраст: Закон внесен в Госдуму (16.06.2018) Повышение пенсионного возраста: как это было в Европе (16.06.2018) День социального работника (08.06.2018) Факты о смехе, которых мы не знали))) (07.06.2018) Как выписать зятя? Образец искового заявления (06.06.2018) Реабилитационный центр «Текстильщики» (05.06.2018) Повышение пенсионного возраста: риски (05.06.2018) Как лечиться глиной в старшем возрасте (29.05.2018) Анна Шатилова «включила» Красную площадь (28.05.2018) Скандинавской ходьбой увлеклись в Москве (28.05.2018) Валерий Рязанский – о будущем профессий (28.05.2018) Валерий Рязанский о МРОТ, как одном из инструментов преодоления бедности (23.05.2018) Ермоловцы – молодцы! (23.05.2018) КПРФ и Справедливая Россия выступают за мораторий на повышение пенсионного возраста (22.05.2018) «Блошиный рынок» на Тишинке (18.05.2018)

Ещё

Рубрики и метки


Поддержка и партнеры