Постарели? За работу, товарищи!

Воскресенье, 06.02.2011, 09:34:00

В Дании готовится самая радикальная социальная реформа в мире, которая должна закончиться повышением пенсионного возраста до 74 лет. Правда, жить в эту пору прекрасную, работая чуть ли не три четверти века, предстоит лишь сегодняшним 30-летним. Впрочем, и сорокалетним расслабляться не стоит. Идеологи реформы исходят из простого постулата: раз продолжительность жизни растет, а старики становятся все активнее и здоровее, то и нечего им сидеть дома – пусть работают. За основу взят такой показатель: количество лет, которые средний датчанин проведет на пенсионном покое, не должно быть меньше 15 лет. Если нынешние демографические тенденции не изменятся, то нынешние 30-летние будут жить как раз в среднем по 90 лет (сегодня средний возраст отхода в мир иной составляет в Дании 82 года). Вот и получается, что придется им отстоять трудовую вахту до 74 лет. Пусть скажут спасибо, что не до 75. Сейчас датские мужчины работают почти как наши – до 65 лет. Процесс перехода на более долгую трудовую жизнь и сам будет долгим. В 2022 году сегодняшние мужчины 50-55 лет отправятся отдыхать уже не в 65, а в 67 лет. Ну а дальше – больше: 69, 70, 74… (далее не только о Дании!)   


В Дании готовится самая радикальная социальная реформа в мире, которая должна закончиться повышением пенсионного возраста до 74 лет. Правда, жить в эту пору прекрасную, работая чуть ли не три четверти века, предстоит лишь сегодняшним 30-летним. Впрочем, и сорокалетним расслабляться не стоит.
Идеологи реформы исходят из простого постулата: раз продолжительность жизни растет, а старики становятся все активнее и здоровее, то и нечего им сидеть дома – пусть работают. За основу взят такой показатель: количество лет, которые средний датчанин проведет на пенсионном покое, не должно быть меньше 15 лет. Если нынешние демографические тенденции не изменятся, то нынешние 30-летние будут жить как раз в среднем по 90 лет (сегодня средний возраст отхода в мир иной составляет в Дании 82 года). Вот и получается, что придется им отстоять трудовую вахту до 74 лет. Пусть скажут спасибо, что не до 75.
Сейчас датские мужчины работают почти как наши – до 65 лет. Процесс перехода на более долгую трудовую жизнь и сам будет долгим. В 2022 году сегодняшние мужчины 50-55 лет отправятся отдыхать уже не в 65, а в 67 лет. Ну а дальше – больше: 69, 70, 74…
Вряд ли эту неприятную ситуацию можно списать на мрачное чудачество соотечественников Гамлета. В Германии пенсионный возраст подняли до 67 лет еще пять лет назад. В Ирландии и Латвии наносятся последние штрихи на законопроекты о переходе к 68-летнему пенсионному возрасту. В прошлом году французы с боем отдали свои многолетние социальные позиции, перейдя после многочисленных забастовок и протестов с 60-летнего возраста на 62-летний.
При этом европейские страны становятся жертвами своего собственного успеха: в цивилизованном мире идет "стариковский бум" - люди живут все дольше и дольше. Кроме того, европейцы привыкли к тому, что уровень жизни стариков почти не уступает уровню жизни работающего населения.
"Возникает вопрос – нужно ли нам поддерживать это положение? – комментирует ситуацию директор Национального института демографических исследований Французской республики Франсуа Эран. – Не честнее ли будет система, при которой те граждане, которые находятся в более активной части жизненного цикла и больше дают обществу, будут получать больше? Таков в конце концов принцип рыночной экономики!"
В России, увы, этот принцип давно уже соблюдается неукоснительно – пенсии у нас не первый год не дотягивают до уровня в две трети средней зарплаты, рекомендованного Международной организацией труда. Между тем средняя продолжительность жизни в России, а особенно в Москве, потихоньку растет. По данным ЦНИИ организации и информатизации здравоохранения, уже сейчас средний россиянин живет 69 лет, а к 2015 году дотянет и до 71 года. Особенно быстрый рост наблюдается в Москве – последние 12 лет подарили "коренному" (то есть, как правило, более состоятельному и культурному) москвичу 9 дополнительных лет жизни. Причем наиболее активно добавляют себе годы как раз старики: негативное влияние на статистику оказывают, да и то меньше, чем в 1990-е годы, юные пьяницы, дебоширы и безответственные водители.
В прошлом году вокруг пенсионного возраста в России отгремело несколько мощных баталий, вызванных желанием некоторых чиновников Минфина подтянуть нас как раз к европейским стандартам пенсионного возраста (замминистра финансов Сергей Шаталов прямо сказал, что мы не можем позволить себе самый низкий пенсионный возраст в мире). Пока, правда, действует обещание бывшего президента Путина, еще в 2007 году объявившего об отсутствии объективной необходимости повысить пенсионный возраст "в обозримой перспективе".
Впрочем, обозримая перспектива – понятие растяжимое. Страны Западной Европы, где пенсионеры потихоньку вырастают в самую весомую электоральную группу, давно уже занялись перестройкой экономики под работников старшего поколения – избиратель-то давит именно в этом направлении. И здесь ключевую роль играют государство и демократия.
Дело в том, что работники пожилого возраста нужны экономике в целом, а не каждому бизнесу в отдельности. Отдельные предприниматели наоборот, стараются отправить стариков поскорее на пенсию, заменив их пусть менее образованными, но зато более динамичными молодыми кадрами. И тут не обойтись без общественного давления: как заставить бизнес брать официанток постарше или ди-джеев с седеющими бородами?
Кроме того, увеличение денежного веса стариков угрожает современной структуре экономики, ориентированной на молодежное потребление и культ вечной молодости в глянцевых журналах и на телевидении. Правда, старики на Западе стараются не отстать от парохода современности, отчаянно цепляясь за молодежный образ жизни. Давно уже не считается зазорным для дедушки сходить с внуком на концерт в стиле "хэви-метал", а бабушки порой лично вводят внучек в мир соблазнения мужчин в соответствующих магазинах и салонах красоты.Ушел потребительский конфликт между поколениями, когда-то ставший хворостом для молодежного бунта 1968 года. Но все чаще раздаются голоса: это движение не может быть односторонним. Молодые тоже должны постараться понять проблемы и ценности старшего поколения, хотя этому и не учат ни телевизор, ни модные журналы.
В общем, проблем у пенсионной реформы впереди – куча. И нам уже сейчас стоит изредка поглядывать на Запад и приготавливаться к переходу на бабушкины блины. Иначе – коллапс.

Дмитрий Бабич, обозреватель РИА-Новости

Рубрика:
Новые пенсионеры: кто они?

Быстрая навигация: На главную

Похожее

Ещё Рубрика

Фотогалереи

Эксклюзивы

Как подтвердить стаж жителю СНГ (19.09.2018) Санкт-Петербург, музейно-театральный проект «Хранить вечно» (19.09.2018) «Когда накормишь убогого, считай, что себя накормил» (18.09.2018) Папа Карло сможет через суд потребовать алименты от Буратино (18.09.2018) Он поменял бы свою жизнь на пенсию (17.09.2018) Евгений Гонтмахер о повышении пенсионного возраста: выход есть (13.09.2018) Дожить до ста лет в России. Как? Где? На Алтае! (12.09.2018) Москва, День города 2018: цветы и танцы (11.09.2018) Зачем пожилым учиться, или: Мне это надо? (11.09.2018) Евгений Гонтмахер: Чтобы обеспечить пенсии, нужны другие темпы экономического роста (10.09.2018) Велопробег для «Артиста» (10.09.2018) Селфи с Орнеллой Мути (07.09.2018) Татьяна Голикова: стаж и баллы в пенсионной реформе 2019 года (03.09.2018) Московские игры «Спорт – это долголетие» (03.09.2018) #КакЯпровёлЛето (02.09.2018) Московские рекорды этого лета (01.09.2018) «Скандинавский променад» пройдет в парке «Кузьминки» (30.08.2018) Столичный «СуперДедушка-2018» живет в Новой Москве (27.08.2018)

Ещё

Рубрики и метки


Поддержка и партнеры