Ценные ископаемые

Вторник, 07.07.2020, 11:25:56

Собственнику земель и зданий принадлежит половина найденных в них кладов, на 50-процентное вознаграждение вправе рассчитывать и обнаруживший находку. Вместе с тем культурные ценности должны выдаваться государству, а за сокрытие археологических артефактов грозит в том числе и уголовная ответственность

«Капиталистический» принцип принадлежности клада закреплен в действующем с 1994 года Гражданском кодексе РФ. Исключение составляют археологические находки и иные культурные ценности.

Социалистические реалии

В Советском Союзе применялся иной принцип – клад, то есть зарытые в земле или скрытые иным способом деньги или ценные предметы, собственник которых не установлен или в силу закона утратил на них право, поступал в собственность государства и должен был быть сдан обнаружившим его лицом финансовым органам. Благодаря кинематографу (фильмам «Бриллиантовая рука», «Невероятные приключения итальянцев в России», «Раз на раз не приходится» и многим другим) была известна и другая норма советского гражданского законодательства – нашедшему полагалась премия в размере 25 процентов. Правда, только если клад включал валюту, драгоценные металлы или камни, а раскопки или поиски таких ценностей не входили в круг служебных обязанностей. В свою очередь, присвоение найденного или даже «случайно оказавшегося ценного имущества», заведомо принадлежащего государству, каралось в том числе лишением свободы на полгода.

По мнению экспертов, современное законодательство по логике ничем не отличается от социалистического: до начала 90-х вся земля и здания априори были государственными. С возникновением частной собственности владельцы недвижимости получили и права на половину обнаруженных в них находок. Ведь согласно тому же Гражданскому кодексу РФ собственник земельного участка вправе использовать по своему усмотрению всё, что находится под его поверхностью.

На практике такие нормы нередко приводят к парадоксальным спорам. Например, владельцы ранее принадлежащего обанкротившемуся совхозу участка Валерий и Борис Плотниковы требовали признать их собственностью оставленные в земле трубы теплотрассы. Иск был предъявлен Рашиту Фазлетдинову, который нелегально выкопал и увез «находку». Но служители Фемиды пришли к выводу, что кладом признается не любое имущество, а только деньги и ценные предметы. «Только то обстоятельство, что проложенные в 50-х годах прошлого века трубы были вкопаны и проходили через участок истцов, не может свидетельствовать об их праве собственности на них», – заключил суд, отклоняя требования владельцев надела.

Достояние республики

Особый порядок установлен в отношении найденных культурных ценностей. Они подлежат передаче в государственную собственность, а владельцу земли или иного объекта недвижимости, в котором такой клад был сокрыт, причитается премия в размере половины его стоимости. Если раскопки или поиски велись с согласия законного владельца, то он должен поделиться и с непосредственно нашедшими клад.

Юристы указывают на отсутствие единых и понятных критериев отнесения тех или иных предметов к культурным ценностям. Формально таковыми являются «движимые предметы материального мира независимо от времени их создания, имеющие историческое, художественное, научное или культурное значение». Оценивать это значение могут только аккредитованные Министерством культуры РФ эксперты. То есть любой присвоивший по существу мусор рискует оказаться нарушителем. С другой стороны, доказать умысел в незаконном присвоении предметов старины будет крайне сложно, так как нашедший, скажем, на собственном земельном участке такой клад не мог и не должен был знать, что он относится к культурным ценностям.

Попытка присвоить найденные культурные ценности чаще всего оборачивается отказом в выплате премии. Так, Дмитрий Ошман и Сергей Логинов проводили ремонтно-реконструкционные работы фундамента Рыльского Свято-Николаевского мужского монастыря и обнаружили клад из почти двух тысяч серебряных монет XVIII века. Скрыв находку, они покинули территорию монастыря, но были задержаны полицией. Специалисты регионального комитета по культуре не усмотрели в кладе особой исторической, научной, художественной и культурной ценности, на основании этого заключения в возбуждении уголовного дела было отказано. Тогда как эксперты областного краеведческого музея признали монеты культурной исторической ценностью.

Представители монастыря утверждали, что религиозная организация единственная имеет право на причитающуюся премию. Суд согласился с такими доводами, поскольку Дмитрий Ошман и Сергей Логинов не сдали клад добровольно, а пытались скрыться с ним: «Истцы не совершили действий, направленных на передачу клада в установленном законом порядке в течение более месяца после обнаружения монет, тогда как такая возможность у них имелась», – отмечается в решении суда.

Иначе служители Фемиды оценили поступок жителей Курска – Галины и Александра Снегиревых. В ходе ремонта своей квартиры супруги обнаружили стеклянную бутылку с золотыми монетами дореволюционной чеканки. Первоначально куряне пытались сбыть несколько монет скупщику золота, но после задержания полицией по акту добровольно сдали весь клад. Проведенная экспертиза подтвердила культурно-историческую ценность монет, их музейное значение и оценила в 4,3 млн рублей. Однако при пересылке в Москву спецсвязью находка исчезла – вскрыв упаковку, сотрудники Гохрана России обнаружили три гаечных ключа и канцелярский степлер. Отклоняя требования о выплате полагающейся премии, представители Министерства финансов РФ пытались уличить истцов в недобросовестности – попытке сбыть находку, но эти доводы были отклонены: «Обыск и выемка в жилище Александра Снегирева не производились, он лично привез из дома и сдал в отдел полиции все 260 монет. Таким образом, имеет место фактически добровольная выдача всего клада», – констатировал суд, взыскивая в пользу супругов почти 2,2 млн рублей. К такому же выводу пришла и апелляционная коллегия.

А вот астраханцы Алыков и Куприенко честно сдали найденные на берегу реки Бахтемир одновитковую гривну и трехвитковый браслет. Эксперты пришли к выводу, что оба предмета предполжительно относятся к савромато-сарматскому периоду (ориентировочно III век до нашей эры), являются уникальными, существуют в единичном экземпляре и имеют историко-культурную ценность. Но при приеме клада в Гохран России он был оценен исключительно исходя из стоимости аффинированного (чистого) драгоценного металла, без учета исторической, научной и художественной ценности. Суд признал такой подход законным и обоснованным: «Экспертиза ценности предметов клада была проведена компетентным учреждением – отделом анализа и экспертиз Управления по работе с ценностями Гохрана России с привлечением специалистов соответствующих областей и применением действующего законодательства. Иной порядок определения стоимости ценностей, зачисляемых в Госфонд России, исходя из исторической и научной стоимости предметов, их уникальности, культурной и художественной ценности, действующим законодательством не предусмотрен», – заключили служители Фемиды.

Археологическая национализация

Специальный федеральный закон предписывает передавать уполномоченным органам археологические предметы, обнаруженные в результате проведения изыскательских, проектных, земляных, строительных, мелиоративных, хозяйственных и иных работ.

Но как и с культурными ценностями, отличить артефакты от простой старой рухляди опять же может только экспертиза. В законе под археологическим наследием понимаются городища, курганы, грунтовые могильники и древние погребения, селища, стоянки, каменные изваяния и наскальные изображения, остатки укреплений и другие памятники древности. Однако никаких формальных критериев, позволяющих не выдавать государству обнаруженные в земле предметы, скажем, XX века, не существует.

Более того, сокрытие найденных археологических ценностей может обернуться в лучшем случае административным штрафом до 2,5 тысячи рублей. Если же стоимость находки превышала 100 тысяч рублей, то «расхитителю» грозит до трех лет лишения свободы. За попытку продать или совершить иную сделку с археологическими предметами может быть наложен пятитысячный штраф, а сама ценность подлежит конфискации.

На практике такое преследование применяется крайне редко. По данным портала «Судебная статистика РФ», за всё время существования соответствующей нормы Уголовного кодекса РФ по ней было вынесено ни одного приговора. Нет информации и о применении административных санкций в отношении граждан, скрывших археологические находки.

Значительно чаще выявляют сбытчиков таких предметов. Например, краснодарец Алексей Фомин пытался за 1,5 млн рублей продать золотой браслет, выкопанный на территории находящегося под государственной охраной могильника I-II века до нашей эры. Эксперты сочли находку редкой даже для археологов. Сам подозреваемый утверждал, что нашел браслет в лесу и не знал о его археологической ценности. Однако специалисты опровергли случайность, так как на соответствующей территории «на протяжении многих лет ведутся интенсивные грабительские раскопки с применением специальных технических средств». Суд наложил на Алексея Фомина штраф в две тысячи рублей, законность и обоснованность такого решения подтвердили апелляционная коллегия и Верховный суд России.

Такие же санкции применили к кубанцу Роману Шаповалову, в хозяйственной пристройке которого оперативники ФСБ нашли 146 предметов, похищенных предположительно из тех же археологических раскопок. Гражданин утверждал, что приобрел их у неизвестных лиц.

В спорном положении оказался житель Свердловской области Владимир Крикунов, за 25 тысяч рублей продавший семь птицевидных идолов, относящихся к очагу Иткульской металлоносной культуры (V-III век до нашей эры). Подозреваемый не отрицал, что приобрел их с целью перепродажи. Суд прекратил производство по делу из-за пропуска трехмесячного срока давности привлечения к административной ответственности, однако сами артефакты были обращены в собственность государства. Поскольку такое изъятие не являлось конфискацией, Конституционный суд России отказался рассматривать жалобу гражданина на соответствующую норму Кодекса РФ об административных правонарушениях.




Мнения


Юнона Сизых, старший консультант Департамента юридической практики Alliance Legal CG


Нормативные акты времен Советского Союза определяют клад как сокрытые ценности собственника, которые невозможно найти либо право на них утрачено. Позднее формулировка изменилась – кладом стали признавать только деньги и ценные предметы, зарытые в земле или сокрытые иным способом. Все мы знаем, что в период советской власти существовал институт государственной собственности, которому в том числе принадлежали все найденные клады.

С момента появления частной собственности закон изменился. Государству по нынешним правилам переходят только относящиеся к предметам культурной ценности вещи из клада. Вознаграждение за переданные государству предметы в любом случае составит 50 процентов от их стоимости. То есть законодатель наделил собственников земель и кладоискателей приоритетным правом на обнаруженный клад.

Четких критериев отнесения предметов к культурным ценностям не установлено – определить, является ли тот или иной клад таковым, должны эксперты, внесенные в реестр Министерства культуры РФ. На практике же за последние несколько десятилетий случаи передачи обнаруженных культурных ценностей государству носили исключительный характер.

С точки зрения гражданского законодательства культурные ценности фактически ограничены в обороте ввиду их социальной значимости. Однако «забрать» ценный клад у недобросовестного гражданина путем его изъятия возможно только в судебном порядке при наличии соответствующего решения. По сути сейчас судьба кладов находится в руках нашедшего либо собственника земли.




Даниил Тюпич, юридическая фирма Intellect


Законное определение клада было закреплено еще в Гражданском кодексе РСФСР в 1964 году и в таком же виде «перекочевало» в Гражданский кодекс РФ. Однако ввиду появления в России частной собственности, которой в СССР не было, регулирование отношений изменилось – теперь клад поступает в собственность лица, которому принадлежит место обнаружения (земельный участок, строение и другое), и самого нашедшего лица. Кроме того, по советскому законодательству «поощрение» в размере 25 процентов выплачивалось, только если были найдены и переданы финансовому органу золотые или серебряные монеты, советская или иностранная валюта, драгоценные камни, жемчуг, драгоценные металлы в слитках, изделиях и ломе. Этот перечень был закрытым, то есть за все иные находки премия не полагалась.

Исключение касается обнаруженных культурных ценностей, собственник которых не может быть установлен либо в силу закона утратил на них право. Такие находки подлежат передаче в государственную собственность. Вместе с тем Гражданским кодексом РФ не установлено, что именно является культурной ценностью и по каким критериям она определяется. Таким образом, в этих случаях необходимо проводить экспертизу, по результатам которой обнаруживший клад или собственник соответствующего участка или иного объекта сможет решить, вправе ли он оставить находку себе или обязан передать Министерству культуры РФ. В последнем случае такие лица в сумме получат премию в размере 50 процентов стоимости клада.

Равно как действующим законодательством не регламентирована ответственность за непередачу найденной культурной ценности государству. Полагаем, что если в таких действиях усматривается умысел, то они могут квалифицироваться как кража – тайная «непередача» государству принадлежащего ему имущества. Кроме того, в случае сокрытия такой находки от передачи государству в добровольном порядке нашедшее культурную ценность лицо лишается права на вознаграждение.




Константин Кудряшов, коллегия адвокатов Москвы «ЮрПрофи»


Определить, содержит ли клад культурные ценности, могут только эксперты в соответствующей области. С учетом того, что такие ценности являются вещами относительно дорогостоящими, можно рекомендовать нашедшему клад сообщить об этом государству. В противном случае продать его можно будет только нелегально – на черном рынке, с существенной скидкой и соответствующими рисками. Государство должно заплатить половину стоимости клада, а движимые корыстным мотивом преступники могут не заплатить ничего или даже убить. Также не стоит забывать и об уголовной ответственности за незаконное обращение с культурными ценностями.

Но при низкой вероятности возбуждения уголовного дела не стоит забывать и о гражданском долге по поводу сохранения объектов культурного наследия. Передача такого клада государству, помимо получения вознаграждения, позволит организовать соответствующие условия сохранения таких ценностей, даст возможность изучать их ученым-историкам, а также знакомиться с ними школьникам в музеях.

Во времена СССР собственником любых сколько-нибудь действительно ценных вещей, будь то земля или клад, было государство. Тогда как человек, приумноживший общее богатство, мог рассчитывать лишь на меньшую долю плодов своего везения или труда. Полагаю, что с введением в России института частной собственности на землю норма о «распределении дохода» от найденных кладов стала носить более справедливый характер.



Агентство правовой информации - АПИ





Рубрика:
Экспертиза

Метки:
Наша справка

Быстрая навигация: На главную

Похожее

Ещё Рубрика

Фотогалереи

Эксклюзивы

Все болезни от нервов: столичные психологи рассказывают, какие заболевания возникают от переживаний (07.08.2020) "Новый пенсионер" поддерживает идею снижения пенсионного возраста (03.08.2020) Киборги среди нас (30.07.2020) 1 августа 2020 года – перерасчет пенсий (29.07.2020) Шахматы – древняя игра на новый лад (28.07.2020) Один день из жизни московского социального работника (23.07.2020) Квартира – гарантия покоя или опасность? Как пенсионеру защититься от недобросовестных риелторов (23.07.2020) Скажем страхам «нет»! (22.07.2020) Ольга Баталина: В этом году году ключевой приоритет государства в мерах поддержки – семьи с детьми (08.07.2020) Двойной юбилей (01.07.2020) Повышение пенсий на ближайшую трехлетку (23.06.2020) Василий Филиппов: «Я начал воевать в 15 лет» (23.06.2020) Центр «Моя карьера» провел онлайн-выпускной Школы сиделок (18.06.2020) «Красная площадь». День второй – экватор. (08.06.2020) Книжный фестиваль «Красная площадь». День первый и афиша второго (07.06.2020) Участники проекта «Московское долголетие» вернулись к прогулкам на свежем воздухе (05.06.2020) Книжный фестиваль «Красная площадь». Идти или не идти? (05.06.2020) 6 июня 2020 г. в Москве открывается книжный фестиваль «Красная площадь» (04.06.2020)

Ещё

Рубрики и метки


Поддержка и партнеры