Коронавирусные штрафы

Вторник, 28.04.2020, 20:57:21

Большинство привлекаемых к ответственности за несоблюдение карантинных ограничений оправдываются судами или отделываются «легким испугом». Хотя многие вопросы применения введенных мер и наказания за них остаются спорными – нередко штрафы налагаются за формальные проступки, тогда как намеренно игнорирующие санитарные требования властей освобождаются от ответственности.

Принятый в первых числах апреля федеральный закон ввел специальные санкции за невыполнение правил поведения при чрезвычайной ситуации и ужесточил наказание за нарушение санитарных правил. Одновременно законодатели многих субъектов Федерации установили собственные штрафы. Единой практики применения зачастую конкурирующих норм нет.

Не заражен, но особо опасен

Отдельные вопросы успел разъяснить Верховный суд России. В частности, по его мнению, игнорирование введенных в регионах ограничений должно квалифицироваться как несоблюдение правил поведения, тогда как выход на улицу в режиме самоизоляции, в том числе прибывшими из-за рубежа гражданами, – как нарушение санитарных правил (АПИ подробно писало об этом – Верховный суд России подтвердил штрафы за несоблюдение карантинных ограничений).

Служители Фемиды на местах уже прислушались к таким разъяснениям. Например, не усмотрели состава вменяемого нарушения санитарных правил в действиях ростовчанина Дениса Шабельникова, покинувшего дом без особой необходимости. Суд указал на ошибочную квалификацию проступка – полиция не смогла представить доказательства, что гражданин вернулся с зараженной коронавирусной инфекцией территории, был сам носителем заболевания, находился в контакте с таким лицом или по иным причинам обязан был соблюдать 14-дневный карантин.

От санкций был освобожден и томич Евгений Чумаков, который 2 апреля вернулся из Латвии. На пограничном пункте представитель Роспотребнадзора выдал ему предписание о самоизоляции. Но из-за отмены авиарейсов «опасный турист» вынужден был добираться через Новосибирск на автобусе, а на подъезде к родному городу был задержан полицией. «Состав вменяемого административного правонарушения состоит в умышленном нарушении требования постановления Главного государственного санитарного врача РФ. Однако для того, чтобы соблюсти такие требования, первоначально необходимо добраться до своего дома, где как раз и надлежит соблюдать изоляцию в домашних условиях. Таким образом, отсутствует вина Чумакова Е.Б. во вменяемом ему правонарушении», – заключил суд.

Первое посткитайское предупреждение

В отношении большинства граждан, правонарушения которых признаются доказанными, служители Фемиды ограничиваются предупреждением. Например, калининградку Олесю Мигалину задержали во время пробежки по набережной. Подозреваемая объяснила, что не могла соблюдать режим изоляции в условиях однокомнатной квартиры, а в силу хронического заболевания должна была совершать пробежки. К тому же бежала она к аптеке для покупки необходимых препаратов, причем в одиночестве, никаких контактов с проходящими гражданами не имела, от посещения мест массового скопления людей воздерживалась. «С учетом характера правонарушения, обстоятельств его совершения и отсутствия неблагоприятных последствий, связанных с угрозой эпидемической безопасности населения вследствие действий Мигалиной О.С., совершенное ею административное правонарушение может быть признано малозначительным», – отмечается в постановлении суда. Также устным замечанием отделался астраханец Гусен Хайбулаев, который, отправляясь на работу, не оформил введенный на территории области обязательный цифровой пропуск (идентификационный номер).

По закону несоблюдение режима карантина влечет взыскание административного штрафа в сумме от одной до 30 тысяч рублей. На практике служители Фемиды исходят из минимальной суммы. Так, всего тысячу рублей обязали заплатить жительницу Новосибирска Ольгу Герц, которая занималась уличной торговлей. В эту же сумму суд оценил проступок также новосибирца Романа Бертенёва, задержанного в закрытом для посещения сквере «Тайгинский».

А вот минимальное наказание за нарушение санитарных требований и предписаний Роспотребнадзора составляет 15 тысяч, но служители Фемиды нередко снижают этот «минимум». Относительно мягкий штраф – всего 8 тысяч рублей, суд назначил продавщице магазина Натальи Ивановой, обслуживающей покупателей без маски и перчаток (по ее словам, в них было неудобно работать), при том, что размер месячного дохода работницы торговли составляет всего 7 тысяч. До 10 тысяч был снижен штраф для жительницы города Данкова Липецкой области Ольги Белозерцевой, уличенной в нарушении предписания санитарного врача о самоизоляции. «Оценивая доводы Белозерцевой О.А. о ее финансовом положении и наличии на иждивении двух малолетних детей, суд признает указанные обстоятельства в качестве исключительных, допускающих возможность снижения минимального размера штрафа, предусмотренного в качестве наказания за совершенное ею правонарушение», – заключил суд. В 15 тысяч рублей служители Фемиды оценили проступок новокузнечанки Ольги Жарковой: после возвращения из Таиланда она получила предписание о двухнедельной самоизволяции, но узнав о предъявленном штрафе за нарушение Правил дорожного движения, поехала в ГИБДД для разрешения вопроса.

Торг уместен, господа

Противоречивая практика сложилась и при рассмотрении дел против компаний и индивидуальных предпринимателей. Зачастую составляющие в отношении них протоколы чиновники региональных властей демонстрируют незнание введенных их же руководством ограничений. В Волгоградской области к ответственности попытались привлечь продавцов саженцев плодово-ягодных деревьев и роз, которые по решению областного правительства были отнесены к товарам первой необходимости. Полиция города Энгельс составила протокол в отношении владельца станции техобслуживания автомобилей (СТО) индивидуального предпринимателя Грачья Акопяна, хотя согласно постановлению Правительства Саратовской области, такая деятельность не была запрещена. К тому же продаваемые моторные масла также являются товарами первой необходимости. «Поскольку замена масла в двигателях автомобилей является одной из составных частей работы СТО, данный вид деятельности не подпадает по ограничительные мероприятия», – заключил суд, прекращая производство по делу за отсутствием состава административного правонарушения.

В условиях введенных ограничений для торговли многие бизнесмены стали использовать своего рода «зонтичные товары» – включать в свой ассортимент предметы, отнесенные к категории товаров первой необходимости, продажа которых не запрещена. Например, отрицая факт осуществления незаконной деятельности, собственница магазина «Цветочки» Ирина Чегиль утверждала, что кроме живых и искусственных цветов, она продает предметы культового и религиозного назначения, похоронные принадлежности, а также зубную пасту и стиральный порошок, маски и салфетки, мыло, свечи и антисептики. А согласно распоряжению Правительства России, хозяйствующие субъекты вправе реализовывать любые товары, если одновременно продают хотя бы один из относящихся к первой необходимости. Признавая предпринимательницу невиновной, суд принял в качестве доказательства накладные, сертификаты, счета-фактуры и даже фотографии со смартфона, свидетельствующие о наличии в продаже товаров особой группы. Тогда как представленные полицией фотоматериалы не отражали весь ассортимент имеющегося в наличии у индивидуального предпринимателя товара и не позволяли распознать его визуально.

Аналогичное решение было принято и в отношении петербургского ООО «Графит Северо-Запад», уличенного в продаже канцелярских принадлежностей. Даже представленная самой полицией видеозапись подтверждала факт продажи туалетной бумаги, а согласно свидетельским показаниям, в ассортименте имелись также влажные и сухие салфетки, туалетное мыло, антисептик для рук и многоразовые маски.

Правда, эксперты расценивают такую практику с озабоченностью. «Налицо использование правового пробела в законодательстве. Таким образом, предприниматели пытаются выживать, как только возможно, – в том числе с использованием лазеек», – полагает управляющий партнер юридической компании «Позиция Права» Егор Редин.

Невиновной суд признал и юридическую фирму «Авангард», в офисе которой проверяющие обнаружили несколько человек. Но по словам представителя самой компании, прием был приостановлен, посетители в офисе отсутствовали, а сотрудники пришли на непродолжительное время с целью подготовки к дистанционному оказанию услуг. «Изложенные защитником привлекаемого лица обстоятельства не опровергаются представленными письменными материалами дела», – отмечается в постановлении суда о прекращении производства по делу за отсутствием состава правонарушения.

Каникулы строгого режима

В отношении существенной части компаний и индивидуальных предпринимателей, продолжающих работать вопреки введенным запретам, суды применяют формально одну из самых строгих мер – административное приостановление деятельности. Но в условиях пандемии она по существу сводится к судебному предписанию соблюдать закон. Например, в новочебоксарском спортивном комплексе «Солнечный» ООО «Активное поколение» проводило физкультурные и спортивные занятия с участием посетителей. Подтвердив факт совершения правонарушения, служители Фемиды запретили спортклубу работать в течение 22 дней, то есть – до окончания карантина.

До 10 мая суд закрыл и петербургскую парикмахерскую, принадлежащую индивидуальному предпринимателю Марии Хамицаевой. По словам самой подозреваемой, она не приглашала клиентов, а в указанное в протоколе время ее сын подстригал волосы отцу. Суд эти аргументы не принял.

В ряде регионов неоднозначно оценивается деятельность учреждений общественного питания, которые вправе продолжить работать на вынос и осуществлять дистанционную доставку продуктов. Для соблюдения этих требований многие кафе убирают или ограждают столики, но пускают посетителей для получения заказов. Однако проверяющие расценивают такую политику как нарушение санитарных правил. Например, протокол был составлен в отношении в отношении расположенного в поселке Тугулым Свердловской области кафе «Эдельвейс». По утверждению защитника, кафе работало только на вынос, столы были отгорожены лентой, стулья на столах подняты, а граждане могли заходить только для приобретения напитков и других продовольственных товаров, реализация которых разрешена. Критически оценив эти доводы, суд ограничился административным приостановлением деятельности организации общественного питания до 28 апреля. К такому же выводу петербургские служители Фемиды пришли в деле закусочной «Lunchroom snack bar».

В иных случаях даже за малейшие оплошности в период пандемии суды налагают многотысячные штрафы. Так, директора тамбовского магазина «Огонек» (ООО «Андора») Марину Колмакову обязали заплатить 50 тысяч рублей за допуск к работе продавцов без масок и уборочный инвентарь без маркировки. Назначая эти санкции, суд указал, что «целью административного наказания является предупреждение совершения новых правонарушений как самим правонарушителем, так и другими лицами». На такую же сумму оштрафовали управляющую новосибирской кофейней «Чашка кофе» (ООО «Таймс 2») Людмилу Дмитриеву – на открытой террасе для посетителей были обнаружены шезлонги и стол для посетителей: «Доказательств невозможности соблюдения Дмитриевой Л.В. требований закона и принятия мер, направленных на соблюдение этих требований, материалы дела не содержат», – отмечается в решении суда.

ЧП районного масштаба

В начале апреля многие субъекты Федерации ввели собственные нормы об административной ответственности за нарушение карантина. Например, в Москве за необеспечение режима самоизоляции и игнорирование иных требований нормативных актов столичных властей об обеспечении режима повышенной готовности гражданин может быть оштрафован на 4 тысячи рублей, не приостановившие деятельность магазины или кафе – до 300 тысяч. Аналогичные санкции с 18 апреля установлены и для петербуржцев и организаций Северной столицы, в Карачаево-Черкессии и Крыму, Приморском крае, Курганской и Тюменской областях. В Свердловской области уклоняющиеся от соблюдения региональных карантинных требований компании намерены штрафовать на миллион рублей. Более того, власти ряда субъектов Федерации уже заключили с МВД России специальные соглашения, делегирующие полиции право составлять протоколы по установленным региональным законом правонарушениям.

Опрошенные АПИ юристы не смогли дифференцировать ответственность за нарушение по существу дублирующих норм федерального и регионального законодательства. Практика применения этих положений также пока не сложилась. Единственное дело, поступившее в московский суд по новой статье столичного закона, было возвращено из-за ненадлежащего оформления протокола. В Санкт-Петербурге протокол по региональному закону (штраф до четырех тысяч) составлен в отношении певца Максима Леонидова, задержанного во время прогулки по Шуваловскому парку.

С другой стороны, правозащитникам пока не удалось оспорить сами ограничения, введенные в регионах и нарушающие конституционные права человека. По их мнению, такие меры могут применяться, только если Президент России объявит чрезвычайное положение, но в этом случае государство обязано будет возмещать причиненный такими мерами ущерб. Однако Верховный суд России уже подтвердил право субъектов Федерации вводить ограничения на передвижение граждан и правила так называемой самоизоляции, даже когда чрезвычайное положение на федеральном уровне не объявлено.

Сами чиновники отрицают претензии истцов. Например, в отзыве московской мэрии указывается, что пропускная система не нарушает права на неприкосновенность жизни, семейную тайну, свободу передвижения и другие. «Соблюдение гражданами режима самоизоляции и получение цифровых пропусков является подтверждением добросовестного осуществления гражданами своих прав и обязанностей», – убеждены юристы столичного правительства.

Аналогичное дело уже рассмотрено в Брянской области. Отклоняя доводы активистов Ярослава Бочарова и Вольдемара Жилинского, служители Фемиды констатировали, что в случае опасности распространения инфекционных и массовых неинфекционных заболеваний федеральный закон предусматривает возможность ограничения прав на свободу передвижения на отдельных территориях. «В условиях угрозы распространения новой коронавирусной инфекции COVID-2019 гарантированные Конституцией России права на жизнь и здоровье граждан, признаваемые высшей ценностью, требуют со стороны государства, в том числе органов исполнительной власти субъектов РФ, приоритетной защиты перед всеми иными конституционными правами», – заключил суд.

Иначе спорный вопрос оценили служители Фемиды в Татарстане, оправдав Андрея Леонтьева, который без введенного республиканскими властями специального разрешения (пропуска) привез продукты к теще: «Леонтьев А.А. нарушил лишь режим так называемой самоизоляции, которая не регламентируется федеральным законодательством, в отсутствие официально объявленных чрезвычайного положения и ограничительных мероприятий (карантина)», – констатировал судья Рустем Муллагулов.




Мнения


Антон Бурков, директор Центра стратегических судебных дел


Происходящее в нашей стране выглядит как новый государственный бизнес – пополнять бюджет за счет штрафов, делая людей банкротами, вместо того чтобы помогать им преодолеть экономический кризис. Вообще все ограничения передвижения человека в автомобиле, в парке, когда он ни с кем не контактирует, скорее всего, не оправданы.

Во многих других странах, не менее пострадавших от коронавируса, нет карантина и карательных санкций за его нарушение. Например, американцы сознательно ограничивают общение и обходят друг друга на тротуарах. Полиция вмешается, только если будет открыта церковь или в парке возникнет скопление людей. Но никого не арестовывают и тем более не штрафуют за нахождение в парке.

С другой стороны, вводя ограничения в условиях распространения опасной инфекции, Россия, в отличие от десятка иных стран, не отступила от требований Европейской конвенции. Она допускает введение ограничений, «когда такое вмешательство предусмотрено законом ... для охраны здоровья». Право на жизнь ограничить нельзя! Равно как нельзя оправдывать жестокое отношение полиции в связи с коронавирусом. Например, недопустимо избивать человека, организовавшего митинг в период пандемии, но можно прервать акцию протеста.




Антон Михайлов, индивидуальный предприниматель, владелец овощной лавки


Введенные ограничения явно не адекватны. Вряд ли кто-нибудь может объяснить, почему нельзя гулять по просторным паркам и ходить в лес, а нужно толкаться на тесном тротуаре. Исполнять так называемые рекомендации как всегда пытаются заставить «палкой» – карательными штрафами. Кто-нибудь оценивал риск распространения той же инфекции при задержании, доставлении в отдел полиции, составлении протокола, походе по судам и так далее? Когда вся вина гражданина лишь в том, что он как Максим Леонидов гулял по пустому парку или прошел через детскую площадку, соблюдая санитарную дистанцию? В сложных условиях полиция должна помогать гражданам, например – раздавать дефицитные маски, регулировать потоки людей для предупреждения скоплений и так далее. Но вместо этого наряды выделяются для облав в парках и задержания слишком близко сидящих друг к другу пассажиров метро.

Еще опаснее ограничения в отношении бизнеса. Почему кафе должно выносить продаваемые продукты по существу на улицу под дождь, а не пускать покупателей по одному в безопасное помещение и выдавать заказ?

С непродовольственной торговлей полный бардак. Михаил Мишустин подписывает один рекомендуемый список товаров первой необходимости, Минпромторг утверждает другой. Какому верить? Но весь ужас в том, что нет смысла соблюдать такие ограничения – формально включив в ассортимент туалетную бумагу, мыло или влажные салфетки, можно легально торговать чем угодно! И это не считается угрозой распространения коронавируса.

АПИ (Агентство правовой информации)









Рубрика:
Экспертиза

Метки:
Права гражданина

Быстрая навигация: На главную

Похожее

Ещё Рубрика

Фотогалереи

Эксклюзивы

Все болезни от нервов: столичные психологи рассказывают, какие заболевания возникают от переживаний (07.08.2020) "Новый пенсионер" поддерживает идею снижения пенсионного возраста (03.08.2020) Киборги среди нас (30.07.2020) 1 августа 2020 года – перерасчет пенсий (29.07.2020) Шахматы – древняя игра на новый лад (28.07.2020) Один день из жизни московского социального работника (23.07.2020) Квартира – гарантия покоя или опасность? Как пенсионеру защититься от недобросовестных риелторов (23.07.2020) Скажем страхам «нет»! (22.07.2020) Ольга Баталина: В этом году году ключевой приоритет государства в мерах поддержки – семьи с детьми (08.07.2020) Двойной юбилей (01.07.2020) Повышение пенсий на ближайшую трехлетку (23.06.2020) Василий Филиппов: «Я начал воевать в 15 лет» (23.06.2020) Центр «Моя карьера» провел онлайн-выпускной Школы сиделок (18.06.2020) «Красная площадь». День второй – экватор. (08.06.2020) Книжный фестиваль «Красная площадь». День первый и афиша второго (07.06.2020) Участники проекта «Московское долголетие» вернулись к прогулкам на свежем воздухе (05.06.2020) Книжный фестиваль «Красная площадь». Идти или не идти? (05.06.2020) 6 июня 2020 г. в Москве открывается книжный фестиваль «Красная площадь» (04.06.2020)

Ещё

Рубрики и метки


Поддержка и партнеры