"Опыты" Мишеля де Монтеня

Четверг, 01.09.2011, 08:35:00

Сегодня, 1 сентября, в День Знаний, предлагаем нашим читателям новые страницы литературно-исторической мозаики историка Владимира Кореняко, посвященные Мишелю де Монтеню и его «Опытам» Мишель де Монтень и его «Опыты» (размышления о старости и конце жизни). Мишель де Монтень (Michel de Montaigne, 1533-1592) – выдающийся французский литератор и философ, оказавший большое влияние на европейскую и мировую культуру. Основное сочинение Монтеня – книга «Опыты». В ней сто семь глав. Текст «Опытов» в русском переводе в издании 1991 года насчитывает 1741 страницу. Сами слова «опыт» (essai) и «опыты» (les essais) были введены в литературный оборот именно Монтенем. Эссе – это опыт или набросок. Это литературный жанр, в котором сочетаются индивидуальная позиция автора («опыт») и своеобразное изложение – непринужденное, парадоксальное, очень близкое к живой разговорной речи.

Сегодня, 1 сентября, в День Знаний, предлагаем нашим читателям новые страницы литературно-исторической мозаики историка Владимира Кореняко, посвященные Мишелю де Монтеню и его «Опытам»

Мишель де Монтень (Michel de Montaigne, 1533-1592) – выдающийся французский литератор и философ, оказавший большое влияние на европейскую и мировую культуру. Основное сочинение Монтеня – книга «Опыты». В ней сто семь глав. Текст «Опытов» в русском переводе в издании 1991 года насчитывает 1741 страницу. Сами слова «опыт» (essai) и «опыты» (les essais) были введены в литературный оборот именно Монтенем. Эссе – это опыт или набросок. Это литературный жанр, в котором сочетаются индивидуальная позиция автора («опыт») и своеобразное изложение – непринужденное, парадоксальное, очень близкое к живой разговорной речи.


Мишель де Монтень родился в Перигоре – исторической области на юго-западе Франции. По отцовской линии он происходил из семьи Эйкемов – богатых купцов, в конце XV столетия получивших дворянство и купивших замок Монтень. Монтень получил хорошее домашнее образование и окончил коллеж в Бордо. Он был советником бордоского парламента, путешествовал по Европе, на два двухлетних срока (1581-1585 годы) был избран мэром крупного французского города Бордо.


Эпоха Мишеля де Монтеня, вторая половина XVI века – одна из наиболее сложных и трагичных в истории Франции. Во-первых, это эпоха сосуществования в стране двух крупных религиозных общин: католиков и протестантов-гугенотов. Более того, это – десятилетия кровавых войн между ними, шедших с 1562 года и продолжавших вспыхивать в XVII веке (вспомним осаду гугенотской Ларошели, как она описана Александром Дюма в «Трех мушкетерах»).


Далее, эпоха Монтеня и вообще XVI век – это время широкого распространения во Франции идей гуманизма и Возрождения. Это время появления громких, великих литературных имен – от Маргариты Наваррской до Франсуа Рабле и Пьера де Ронсара.


В сложной военно-политической обстановке Монтень лавировал между католиками и гугенотами, но, разумеется, не переходил в протестантизм. Его симпатии были не на стороне сходящих с исторической сцены королей династии Валуа. Монтень явно симпатизировал основателю новой династии Бурбонов Генриху IV: писал ему письма (и наверняка получал не сохранившиеся до наших дней королевские ответы), принимал у себя в замке Монтень.


Монтень умер осенью 1592 года, в промежутке между убийством последнего Валуа – Генриха III (1589) и фактическим воцарением Генриха IV (коронация в 1594 году). При жизни Монтеня успели выйти четыре издания его «Опытов».


Монтень писал об «Опытах»: «Содержание моей книги – я сам». «Опыты» - это самая пестрая смесь, разнообразная до того, что одна глава посвящена ощущениям упавшего с лошади всадника, другая – описывает сиамского близнеца, и т.д. Разумеется, Монтень часто пишет о себе, например, многократно описывает свою почечнокаменную болезнь и доставляемые ею ужасные боли.


«Опыты» очень сильно зависят от античной литературы, изобилуют пересказами, ссылками и цитатами из сочинений древнегреческих и древнеримских писателей. Наряду с античностью – собственные наблюдения Мишеля де Монтеня, современная ему жизнь Франции и Италии. Интересно, что менее всего Монтеня занимали представления о чудесах и пытках. И это в XVI веке!
Что же привлекало писателя в наибольшей степени? Монтеня упрекали в том, что он «подвергал сомнению все и даже самое сомнение». Думаю, что это мнение, высказанное походя и мало что объясняющее.


На самом деле любой, внимательно прочитавший «Опыты», без труда обнаруживает, что Мишеля де Монтеня чрезвычайно влекли к себе две громадные сущности: смерть человека и человеческая жизнь.


Рассуждения о смерти как «важнейшем событии жизни», об умирании («осознании своей кончины», «приготовлении к смерти», «уходе из жизни») занимают в «Опытах» Монтеня многие и многие страницы. Заметим, что с «темой смерти» у Монтеня срастается тема самоубийства. Для современного человека она страшна, неприемлема и попросту в нынешней (да и только ли в нынешней?) беллетристике отсутствует. А в таких главах «Опытов», как «Обычай острова Кеи» или «О том, как надо судить о поведении человека пред лицом смерти» Монтень не только многословно пишет о самоубийствах и самоубийцах, но и приводит длинные вереницы «примеров», перечисляя, кто и как добровольно свел счеты с жизнью. Меня очень удивило одно: и рассуждения Монтеня, и «вереницы примеров» неожиданно говорят о том, что в древности (в античном мире) и в европейском средневековье самоубийства могли быть и были массовыми, даже никого не изумлявшими. Но мы только коснемся этой страшной темы – я не буду говорить о ней подробно.


Спокойное, стоическое отношение к смерти – в этом проявляется зависимость Монтеня от мощного античного наследия.


Монтень с симпатией приводит слова «одного из отцов церкви»: «Смерть – зло лишь в силу того, что за ней следует».


Из античной литературы Монтень заимствовал и прекрасно известный рассказ о царе Крезе, попавшем в плен к персидскому царю Киру и перед казней воскликнувшем «О, Солон, Солон!». На вопрос Кира Крез ответил, «что он убедился на своей шкуре в справедливости предупреждения, услышанного им некогда от Солона, что как бы приветливо ни улыбалось кому-либо счастье, мы не должны называть такого человека счастливым, пока не минет последний день его жизни, ибо шаткость и изменчивость судеб человеческих таковы, что достаточно какого-нибудь ничтожнейшего толчка, - и все тут же меняется».


Но смерть – не только мудрость Солона, удерживавшего собеседников от того, чтобы оценивать человеческую жизнь, не дождавшись ее конца.


Смерть тесно связана с жизнью, ведь сама жизнь есть постепенное умирание: «…ко всему в нашей жизни примешивается смерть; закат начинается еще до своего часа». Отсюда – одна из главных мыслей Монтеня, ставшая название главы – «О том, что философствовать – это значит учиться умирать».


В этой главе Монтень писал: «Неизвестно, где поджидает нас смерть; так будем же ожидать ее всюду. Размышлять о смерти – значит размышлять о свободе. Кто научился умирать, тот разучился быть рабом. Готовность умереть избавляет нас от всякого подчинения и принуждения». И далее: когда мы представим себе миллионы грозящих нам опасностей, «мы поймем, что смерть действительно всегда рядом с нами, - и тогда, когда мы веселы, и когда горим в лихорадке, и когда мы на море, и когда у себя дома, и когда в сражении, и когда отдыхаем».
И в той же главе: «Где бы ни окончилась ваша жизнь, там ей и конец. Мера жизни не в ее длительности, а в том, как вы использовали ее: иной прожил долго, да пожил мало; не мешкайте, пока пребываете здесь. Ваша воля, а количество прожитых лет определяет продолжительность вашей жизни. Неужели вы думали, что никогда так и не доберетесь туда, куда идете, не останавливаясь? Да есть ли такая дорога, у которой не было бы конца?».


«Нет сомнения, - писал Монтень, - что большинству людей приготовление себя к смерти было мучительнее самих страданий… Ощущение близости смерти часто само по себе преисполняет нас внезапной решимостью идти навстречу неизбежному. В древности многие гладиаторы, трусливо бившиеся в поединке, мужественно встречали смерть, подставляя горло под меч врага и призывая его нанести последний удар. Предвидение же смерти еще не столь близкой требует мужества длительного и потому весьма редкого. Не беспокойтесь, что не сумеете умереть: сама природа, когда придет срок, достаточно основательно научит вас этому. Она сама все за вас сделает, не занимайте этим своих мыслей».


Другое очень важное размышление Монтеня: «Не к смерти мы подготовляем себя, ведь это ведь мгновение. Каких-нибудь четверть часа страданий, после чего все кончается и не воспоследует никаких новых мук, не стоят того, чтобы к ним особо готовиться. По правде говоря, мы подготовляемся к ожиданию смерти. Философия предписывает нам постоянно иметь перед глазами смерть, предвидеть ее и созерцать еще до наступления смертного часа, а затем внушает нам те правила предосторожности, благодаря которым предвидение смерти и мысль о ней нас уже не мучат».


И далее: «Но я остаюсь при том мнении, что смерть действительно конец, но не венец жизни. Это ее последняя грань, ее предел, но не в этом же смысл жизни, которая должна ставить себе свои собственные цели, свои особые задачи. В жизни надо учиться тому, как упорядочить ее, должным образом прожить, стойко перенося все жизненные невзгоды».
Монтень думает о том, что очень интересует его: «Никогда не видел я, чтобы кто-либо из крестьян моей округи задумывался о том, сколько твердости и терпения понадобится ему в смертный час. Природа учит его думать о смерти лишь тогда, когда приходит время умирать. И тогда ему лучше, чем Аристотелю, которому смерть двойне тягостна – и сама по себе, и из-за столь длительного ее предвидения».


Монтеня очень занимают те естественность, простота и мужество, с которыми умирают простые крестьяне. Эти взгляды очень близки воззрениям Льва Толстого, внимательно читавшего Монтеня.


«А сколько мы знаем людей из народа, которые перед лицом смерти, и притом не простой и легкой, но сопряженной с тяжким позором, а иногда и с ужаснейшими мучениями, сохраняли такое присутствие духа, - кто из упрямства, а кто и по простоте душевной, - что в них не замечалось никакой перемены по сравнению с обычным их состоянием. Они отдавали распоряжения относительно своих домашних дел, прощались с друзьями, пели, обращались с назидательными и иного рода речами к народу, примешивая к ним иногда даже шутки, и, совсем как Сократ. Пили за здоровье своих друзей». Далее, правда, в полном соответствии со словами о «тяжком позоре» и об «ужаснейших мучениях» идут рассказы о поведении приговоренных к казни и уже взошедших на эшафот.


В другом месте Монтень спрашивает: «Почему, несмотря на то, что смерть везде и всюду все та же, крестьяне и люди низкого звания относятся к ней много проще, чем все остальные?» Ответ: свидетели, челядь, многочисленные родственники, сама устрашающая обстановка усиливают испуг и ужас. А если «эта маска будет сорвана с вещей и человека, … мы обнаружим под ней ту же самую смерть, которую незадолго перед этим наш старый камердинер или служанка претерпели без всякого страха. Благостна смерть, не давшая времени для этих пышных приготовлений».


В мыслях Мишеля де Монтеня о человеческой старости проявились так свойственные эссеисту свободомыслие и его великая способность «сомневаться в самих сомнениях». Вот характеристика, которую дал Монтень старости: «… В старости, как мне кажется, наши души подвержены недугам и несовершенствам более докучным, чем в молодости… Кроме глупой и жалкой спеси, нудной болтливости, несносных и непостижимых причуд, суеверий, смехотворной жажды богатств, когда пользоваться ими уже невозможно, я замечаю у стариков также зависть, несправедливость и коварную злобу. Старость налагает морщины не только на наши лица, но в еще большей мере на наши умы, и что-то не видно душ – или они встречаются крайне редко, - которые, старясь, не отдавали бы плесенью и кислятиной. Все в человеке идет вместе с ним в гору и под гору».


Когда же наступает старость и какова должна быть продолжительность жизни? В главе «О возрасте» Монтень писал: «Я не знаю, на основании чего устанавливаем мы продолжительность нашей жизни». Естественная продолжительность жизни и естественный род смерти – разве они не спорны? «Какое тщетное мечтание – надеяться на смерть от истощения сил вследствие глубокой старости и считать, что этим определяется продолжительность нашей жизни! Ведь этот род смерти наиболее редкий и наименее обычный из всех. Мы называем естественным только его, как будто для человека неестественно сломать себе шею при падении, утонуть во время кораблекрушения, схватить чуму или воспаление легких и как будто обычные условия нашего существования не подвергают нас всем подобным бедствиям».


Отсюда – представления Монтеня об относительности срока жизни и о его зависимости от условий человеческого существования.
Подводя итоги своим размышлениям, Монтень считал, что «цель… всегда и у всех одна, а именно, - жить свободно и независимо; но не всегда люди избирают правильный путь к ней». Мыслитель говорил о жизни согласно природе как цели человеческого бытия. Вести жизнь согласно природе – это жить, сообразуясь с велениями природы, согласно велениям человеческой физической и духовной натуры, соблюдая предписанную природой меру.


Рассказ об «Опытах» Мишеля де Монтеня хочется завершить, процитировав самый последний абзац этого сочинения, завершающийся в свою очередь отрывком из од великого римского поэта Квинта Горация Флакка: «Самой, на мой взгляд прекрасной жизнью живут те люди, которые равняются по общечеловеческой мерке, в духе разума, но без всяких чудес и необычностей. Старость же нуждается в более мягком обращении. Да будет к ней милостив бог здоровья и мудрости, да поможет он ей проходить жизнерадостно и в постоянном общении с людьми: «Дозволь, сын Латоны (бог Апполон – В.К.), мне, полному сил, наслаждаться тем, что я приобрел, и молю тебя, оставь мне незамутненный разум, чтобы я достойно провел свою старость и не расставался с моею лирой».


 Владимир Кореняко, «Новый пенсионер»


Здесь вы можете подробнее узнать о Мишеле де Монтене и прочитать «Опыты» полностью

Рубрика:
Библиотека

Быстрая навигация: На главную

Похожее

Ещё Рубрика

Фотогалереи

Эксклюзивы

Прибавить населению 10 лет жизни. Без геронтологической помощи не обойтись (20.04.2018) Адаптивная физкультура: Спортсмены и медики, объединяйтесь! (18.04.2018) Встреча со старостью (ч. 2). Природа старения (16.04.2018) Предприятия эпохи Александра II действуют по сей день (04.04.2018) Уполномоченный по правам пожилых. Место пусто. (03.04.2018) Здравствуй, мама. Встреча «сэндвич»-поколения с кризисом стареющих родителей. (31.03.2018) С 1 апреля социальные пенсии вырастут на 2,9 %. Прибавку получат неработающие и работающие пенсионеры (28.03.2018) Пришла пора выбирать: в мудрость или в маразм (27.03.2018) Навруз-байрам называют восточным новым годом (27.03.2018) C площадки Московского культурного форума – прямо на улицы российских городов (26.03.2018) Современное искусство открывает новые миры (25.03.2018) Отдать маму в чужие руки? Марина Вяземская – о домах престарелых (23.03.2018) Послы молодости и красоты (23.03.2018) «Серебряная» учеба продлевает жизнь (23.03.2018) Бабушки учатся лучше внуков. «Серебряный университет» выпустил отличников (23.03.2018) Как выбраться из бедности (21.03.2018) Индексация пенсий должна быть выше инфляции (21.03.2018) Новый "Новый" (19.03.2018)

Ещё

Рубрики и метки


Поддержка и партнеры