Навстречу 65-летию Победы. Москва военная

Вторник, 23.02.2010, 01:57:00

23.02.2010. Навстречу 65-летию Победы. Москва военная.   Часть 2. Бабушки и первая бомбежка.   В памяти тех, кто пережил страшные события более чем полувековой давности, сохранились мельчайшие факты, подробности. Елена Мушкина – коренная москвичка. В 1941 году ей было семь лет. В эвакуацию семья не уезжала. Бомбежки, голод, холод… Продолжаем публикацию воспоминаний известной журналистки Е.Р. Мушкиной о военном детстве. Эти записки - бесценное свидетельство очевидца событий. Перейти по ссылке к части 1  

Бабушки

По городу были развешаны плакаты-лозунги: «Что ты делаешь для фронта?» Что могли делать мои бабушки, старые, больные? Варить сталь у мартеновских печей? Копать брюкву на подмосковных полях? Дежурить на крышах во время бомбежек? Машинистка, музыкант, зубной врач, педагог - их профессии мирного времени в годы войны не были востребованы. Интеллигенция...
У нас в семье работала практически одна бабушка Екатерина Ивановна. На радио, в редакции «Последних известий». Остальные, Зинаида, Роза и Елизавета, устроились в инвалидную артель плести шарфы. Такие артели появились еще в 20-е годы, когда было создано «Всероссийское производственно-потребительское объединение инвалидов - ВИКО» на Солянке. В годы войны они оживились.
Пряжу привозил мальчик Слава, лет на пять старше меня. В рюкзаке, примерно раз в десять дней. Она называлась вигониевая - какие-то отходы от шерстяной. Пряжа была в мотках, поэтому приходилось перематывать ее в клубок. Бабушки садились друг против друга. Одна надевала-набрасывала на растопыренные пальцы моток, вытягивала вперед руки. Другая сматывала клубок.
Рамочка для плетения прикреплялась к столу на винте, по типу мясорубки. Так и вижу этот квадратный дощатый стол, покрытый облупившейся на углах клеенкой. И сидят они, старые, больные, в застиранных и заштопанных шерстяных кофтах. Каждая на своем торце стола.
Умение владеть крючком и спицами оказалось в те годы весьма полезным. В сентябре, задолго до наступления холодов, правительство обратилось к москвичам с просьбой - собирать теплые вещи для Красной Армии. Появились приемные пункты. Люди несли валенки, полушубки, шапки-ушанки, все, что было в доме. А бабушки вязали. Конечно, пряжу в артели они получали строго под отчет, использовать ее на другие цели не могли. Поэтому в ход пошли старые шерстяные вещи из сундука: «Ну, Лена, помогай!»
Моя обязанность - распустить, постирать пряжу в холодной воде, смотать нитки в клубок. К сожалению, носки и варежки получались у бабушек кривые-косые. Зато шарфы! Высший сорт! Записочки вкладывались с пожеланием выжить и разгромить врага. Кому попадут, никто не знал. Так и шли эти посылки без адреса, без имени и фамилии. «На деревню дедушке». Нет, не на деревню! На фронт! Дедушке, отцу, брату, сыну... словом, бойцу.

Первая бомбежка
 

Пухлые аэростаты в небе, словно корабли на рейде, - воздушное ночное заграждение. Рассветет - и эти «колбасы», так мы, детвора, их называли, - опустятся с небес на грешную землю, чтобы с наступлением темноты вновь подняться на дежурство. «Ежи» на дорогах, противотанковые и противопехотные - три крестообразно соединенных куска рельсов или металлических балок. Конечно, светомаскировка, которая соблюдалась неукоснительно. Бабушки были в отчаянии: где взять деньги на шторы? Пять окон, высокие, широченные.
К счастью, все было организовано прекрасно: черную плотную бумагу централизованно развозили по домам-квартирам. Ну, а стремянка в доме была. Задергивали эти бумажные занавесы тщательным образом: не дай Бог оставить щелочку света!
Повесили шторы - взялись за стекла. Я очень любила клеить на них полоски белой бумаги - защита от воздушной волны. Увы, защита хрупкая. Стекла все равно не выдерживали бомбежек, вылетали. Морозы потом ударили до 30 градусов. Но и тут действовали четко: едва поступала информация о ЧП, к дому на грузовиках подъезжала бригада рабочих, человек десять. В основном, конечно, женщины - мужчины были на фронте. Профессия стекольщика оказалась в те годы едва ли не самой востребованной.
Светомаскировка была нужна не только в жилых домах, но и на улицах. По мановению волшебной палочки, нажатием кнопки можно было при необходимости с командного пункта обороны погрузить в темноту весь город. Но это - на крайний случай. Обычно отключали лишь фонари, таблички с названием улиц. Чтобы водителям было легче ориентироваться, бордюры тротуаров и углы домов замазывали белой краской. В подъездах и на лестницах появились синие лампочки - их мертвенный свет наводил тоску.

Продолжение следует
Перейти по ссылке к части 1

Е.Р. Мушкина, обозреватель «НП»,
заслуженный работник культуры,
лауреат премий Союза журналистов СССР и Москвы, член Союза писателей

Ссылка на «Новый пенсионер» обязательна

Рубрика:
Лучшая часть жизни

Быстрая навигация: На главную

Похожее

Ещё Рубрика

Фотогалереи

Эксклюзивы

Как подтвердить стаж жителю СНГ (19.09.2018) Санкт-Петербург, музейно-театральный проект «Хранить вечно» (19.09.2018) «Когда накормишь убогого, считай, что себя накормил» (18.09.2018) Папа Карло сможет через суд потребовать алименты от Буратино (18.09.2018) Он поменял бы свою жизнь на пенсию (17.09.2018) Евгений Гонтмахер о повышении пенсионного возраста: выход есть (13.09.2018) Дожить до ста лет в России. Как? Где? На Алтае! (12.09.2018) Москва, День города 2018: цветы и танцы (11.09.2018) Зачем пожилым учиться, или: Мне это надо? (11.09.2018) Евгений Гонтмахер: Чтобы обеспечить пенсии, нужны другие темпы экономического роста (10.09.2018) Велопробег для «Артиста» (10.09.2018) Селфи с Орнеллой Мути (07.09.2018) Татьяна Голикова: стаж и баллы в пенсионной реформе 2019 года (03.09.2018) Московские игры «Спорт – это долголетие» (03.09.2018) #КакЯпровёлЛето (02.09.2018) Московские рекорды этого лета (01.09.2018) «Скандинавский променад» пройдет в парке «Кузьминки» (30.08.2018) Столичный «СуперДедушка-2018» живет в Новой Москве (27.08.2018)

Ещё

Рубрики и метки


Поддержка и партнеры